КиноИнфо - фильм Последствия - рецензии экспертов

Реклама
API сеансы база данных о кино всё о кино кино контент для киносайтов парсер импорт контента смотреть кино киноконтент для приложений

Смертоносные ошибки

Я, конечно, тоже упомяну, что по большей части события фильма представляют собой пересказ реальных, хотя особого значения это не имеет - полностью заменив место действия и образы участников, создатели ещё и слегка продлили сюжетообразующий конфликт (по шаблону типично голливудскому, но вполне здесь уместному). Тем более, что катастрофа над Боденским озером уже не раз вдохновляла киношников, в том числе и российских, и название на удивление правдиво - саму катастрофу зрителям не покажут, а насколько точна реконструкция помыслов и действий затронутых ею, тот же Виталий Калоев едва ли признается. Вообще, размах постановки - интерьеры да перелесок с обломками, диалоги и душевные метания почти без спецэффектов - позволяет снять подобное хоть у нас, хоть в Германии, хоть в Гондурасе. Как и предложить главную роль любому драматическому актёру, национальность прототипа вряд ли сильно повлияла на его мотивы и действия. Разве что неприятие попытки монетизировать ущерб - хотя, надеюсь, в таком исполнении она и у большинства американцев вызовет схожие чувства. Да ещё цитата из Достоевского напоследок - скорее досадная, чем значимая - ну, не смогли удержаться без столь банальных ныне излишеств.

Роман Мельник - практически идеальный образ для жанра вдумчивой трагедии. Ведь на его месте, действительно, мог оказаться любой, у кого есть или когда-то был близкий человек. Допускаю, что любителям слезливых мелодрам минималистический подход к центральной роли покажется скучноватым, но переигрывание тут было бы просто недопустимым. Что ж, Арнольду Шварценеггеру удалось передать как бушующие за монументальным фасадом чувства, так и краткий миг утраты контроля над мимикой. И никаких тебе протяжных “Неет!”, разумеется: стук из соседней комнаты трогает гораздо сильнее. Американские законы, видимо, строже европейских, и его герою приходится чуть ли не обманом прорываться в зону крушения; впрочем, может, после этого и ужесточили правила отбора добровольцев для сбора обломков - кто угодно рискует свихнуться, по следам разорванного ожерелья отыскав родную дочь в столь же неприглядном состоянии. Без крупных планов, опять же: воображение к тому времени способно дорисовать детали ужаснее любого гримёра. А вот раздражающее заигрывание с фанатами прежнего “Арни” - сомнительный бонус и основной подмеченный мною явный недостаток картины. Ну, зачем было демонстрировать в совершенно пустой сцене в душе его обвисшие ягодицы? Да и когда он неспешно следует к месту рандеву, на память неизбежно и совершенно напрасно приходит знаменитый Терминатор. Хорошо ещё, если непреднамеренно...

Скуту МакНейри в роли жертвы “по ту сторону баррикад” довелось сыграть заметно больший диапазон эмоций - его семья в порядке, но какая разница, если теряются связи с содержащей её действительностью? Зато сочувствие ему вызвать сложнее хотя бы потому, что влезть в шкуру невольного убийцы сотни с лишним пассажиров вряд ли способны те, кто и за рулём машины-то не сидел. Большая сила предполагает большую ответственность, и если мысли о подобном исходе даже не посещали голову Джейка за всё время работы, то такую беспечность стоило бы обличить заблаговременно. Впрочем, киноверсия ужасного стечения обстоятельств напрочь снимает обвинения с этого “стрелочника”: как известно история авиации пишется кровью, и в 2002-м одной из глав там, очевидно, не хватало. Ещё одно упущение сценариста - отсутствие акцентов на каких бы то ни было выводах надзорных органов. Ответы на извечные “кто виноват”, и “что делать, чтобы больше такого не происходило” - главная ценность подобных историй. Но эту предпочли замкнуть на строителе, воздвигшем нетривиальный и очень заметный памятник своей семье - пусть и методами, которые та вряд ли бы одобрила. Что ж, регламент диспетчерских служб и приоритет автоматических инструкций едва ли когда-нибудь пригодятся рядовому зрителю. А вот урок своевременных извинений (хотя бы с формулировкой “за то, что судьба к нам более благосклонна“, если больше не за что) гораздо более универсален. Тем более, что по-английски базовое извинение можно запросто перевести как “Мне очень жаль”.
Для глаз и ушей: Хорошо
Для ума: Сильно
Для сердца: Трогает
Александр Казанцев
Оценка: 8 / 9 (отлично)
06.04.2017
Перейти на страницу фильма
Комментарии:Добавить
Нет
Новый комментарий:

Уведомлять об ответах на комментарий
E-Mail