КиноИнфо - фильм Жизнь других - рецензии экспертов

Реклама
контент для киносайтов смотреть кино база данных о кино импорт контента сеансы киноконтент для приложений парсер API кино всё о кино

Конец вечности

Тысячелетний рейх просуществовал двенадцать лет. Колосс социалистической системы просуществовал в 5-6 раз дольше. О причинах такого скоротечного самоистребления, казалось бы, несокрушимых диктаторских режимов можно дискутировать годами. Но с одним замечанием очень сложно будет поспорить. Любое самоуничтожение политического режима начинается тогда, когда в его справедливость перестают верить самые верноподданные винтики, шарниры системы. Крах гитлеровской Германии стал возможен не только как последствие сокрушительных ударов Советской Армии, но и в результате неудачного покушения, осуществленного участником совещания в ставке рейха полковником Штауффенбергом. Конец Советского Союза оказался обусловлен не только отсутствием продовольственных запасов и скрытой галопирующей инфляцией, но и передачей руководителем КГБ СССР Вадимом Бакатиным американским коллегам планов расположения шпионской техники, которой было нашпиговано посольство США. Падение берлинской стены стало возможным не только в результате политики нового мышления, провозглашенной Михаилом Сергеевичем Горбачевым, но и отказом агента «Штази» Визлера передавать своему руководству результаты прослушки приватных бесед драматурга Георга Дреймана. Империя рушится тогда, когда даже охраняющие власть наперсники начинают понимать аморальность, пагубность и бесперспективность существующих общественных отношений… понимают и начинают действовать.

Немецкий фильм «Жизнь других» вслед за нашумевшим триллером Алексея Балабанова «Груз 200» продолжает забивать осиновый кол в вампирское тело эпохи под названием социализм. Но, если творчество российского режиссера вызывало многочисленные упреки в шокирующей натуралистичности и гиперболизации, сатанизации ужасов изображаемой им эпохи, то труд ФЛОРИАНА ХЕНКЕЛЬ ФОН ДОННЕРСМАРК таких обвинений заслужить не может. Немецкий режиссер изображает свинцовые мерзости социализма, адепты которого цинично оболванивают собственный народ, абсолютно документально, не выявляя черно-белые грани бытия, не разделяя обитателей режимной зоны на хороших и плохих. Здесь все несчастны и все виновны. Но есть и те, кто, осознав свою вину, пытаются изменить окружающий мир. В ближайшем будущем счастья от совершения поступков, возмущающих систему, у нарушителей спокойствия точно не прибавится. Но, может быть, это просто важно: иногда почувствовать себя человеком.

Автор многих популярных и одобренных партией и правительством пьес Георг Дрейман даже и не предполагал, что после очередного творческого успеха его возьмут на карандаш агенты всемогущей «штази», немецкого аналога всесильного КГБ. На всякий случай его квартира будет нашпигована шпионскими устройствами, а в помещении напротив зафиксируется слухач, агент конторы, призванный стенографировать крамольные мысли и призывы. Впрочем, эта мера может и показаться излишней. Зачем прослушивать квартиру, если подружка драматурга, известная актриса, по совместительству раздвигает ноги перед функционером контрразведки и может донести обо всем, что творится в доме что у Дреймана, что его друзей?

Но деятели культуры вообще являются существами беспокойными, за ними нужен глаз да глаз. В какой-то момент у Георга в качестве посетителей салона начинают появляться личности, подверженные диссидентским идеям. Актриса внезапно дает отлуп могущественному покровителю. А сам драматург, ошарашенный самоубийством лучшего друга, решает навести справки о статистике суицидов в социалистической Германии и внезапно понимает, что эта информация совершенно секретна. Тем не менее, есть люди, которые готовы помочь автору в создании репортажа о причинах самоухода из жизни обитателей социалистического рая. Однако с того момента, как Дрейман решает опубликовать на Западе разоблачительную статью, и его жизнь, и жизнь его друзей оказывается под угрозой. Лишь мелкий винтик системы, одинокий «жучок», прослушивающий «жизнь других», может послужить оружием провидения, и, либо уничтожить крамолу в зародыше, либо позволить ей вырваться из оков свинца тотальной лжи. Маленькому функционеру дано решать, позволить системе жить дальше, калеча человеческие судьбы, или запустить процесс коррозии металла, непременно приводящий к краху любой источенный ржой механизм.

Что такое социализм, конечно, по его прошествии, каждый может понимать по-своему. Но только из памяти невозможно вытравить приметы свинцового времени, когда профессиональные печатные машинки (не говоря уж об аппаратах множительной техники) должны были регистрироваться в компетентных органах, когда каждый сосед по лестничной клетке (и даже любимый человек) мог оказаться агентом специальных служб, доносящим либо из желания объять пайку, либо из страха перед государственной охранкой, когда выезд за границу приравнивался к полету в космос, а сама возможность преодолеть железный занавес была практически неосуществима. Если дорогие россияне, периодически сожалеющие о былом имперском величии, еще пытаются ностальгировать о прелести совка, то насильственно вовлеченные в орбиту советско-имперского сапога жители европейских государств, при первой же возможности сделавшие из этого зазеркалья ноги, стараются честно поведать окружающему миру об абсолютном удушье окружавшего их существования.

Кинофильм «Жизнь других», снятый в жанре реалити-мелодрамы с вкраплениями исторической саги, рождает странное ощущение, которое нельзя назвать ни оптимистичным, ни пессимистичным. Тем не менее, на мой взгляд, именно такое обращение к зрителю должно быть характерно для образцов настоящего искусства. В этом качественно прорисованном романе нет ни абсолютно слащавого хэппи-энда, ни признаков исторического пессимизма. Нам просто показывают ретроспективу ушедшей эпохи с точки зрения граждан, однозначно с ней распрощавшихся, распрощавшихся раз и навсегда. И эти самые граждане говорят, что прощание с эпохой не бывает безболезненным, и что те маленькие люди, которым была невыносима жизнь в свинце и которые готовили аннигиляцию античеловечной державы, отнюдь не стали героями и кумирами новых времен. Но эти же самые граждане очень убедительно доказывают, что в любые времена и в любые эпохи очень приятно почувствовать себя человеком. С большой буквы.

Сценарий этого фильма написала жизнь. Актеры этого фильма со всем блеском изобразили оттенки тьмы и света этой жизни. А сам проект получил премию «Оскар» за лучший иностранный фильм. Смеем заметить, что вполне заслуженно.
Для глаз и ушей: Супер
Для ума: Сильно
Для сердца: Трогает
Игорь Михайлов
Оценка: 0 / 9 (None)
19.07.2007
Перейти на страницу фильма
Комментарии:Добавить
Нет
Новый комментарий:

Уведомлять об ответах на комментарий
E-Mail