КиноИнфо - фильм 12 - рецензии экспертов

И правосудие для всех… типа…

«Владимир Путин – новый Бог и Никита Михалков – пророк его…». Так и хочется заголосить после просмотра фильма «12», снятого по мотивам классического голливудского проекта «12 разгневанных мужчин». Фильм мистера Люмета, снятый лет эдак 50 назад рассказывал о потенциальном убийстве мексиканским эмигрантом стопроцентного янки и о судебном заседании по поводу возмездия за преступление в суде присяжных. Фильм Никиты Михалкова, создавший пародию на суд присяжных, рассказывает о возможном убийстве пятнадцатилетним чеченским подростком приемного отца – российского офицера, а также о попытке российского суда свершить добро.

Следует заметить, что на самом деле фильм «12» вовсе не посвящен правосудию в отношении лица кавказской национальности. Также как и проект «Статский советник» вовсе не был полностью связан с первопрестольной эпохой терроризма. Равно как и «Сибирский цирюльник» не рассказывал о машине, рубящей лес. Каждый монумент Михалкова – это не кинокартина в ее простейшем понимании, а проект, посвященный своеобразию российской государственности, невозможности применения к ней общечеловеческих законов и мессианской роли самого Никиты Михалкова в российской истории.

Если мы вспомним, то последним фильмом, в котором пожизненный председатель Союза Кинематографистов РФ исполнил противоречащую государственной логике роль, был роман «Утомленные Солнцем». И здесь Никитушка в очередной раз предъявил себя в качестве талантливого конъюнктурщика. Положено было ругать Вождя. Получилось ругнуть и даже срубить на этом международные награды. Во всех остальных фильмах имярек Сергеевич, уловив нужные контрацептивные мотивы, изображал себя почетным государственником. В фильме «Сибирский цирюльник» он был царем. В фильме «Статский советник» – сыскарем-перевертышем, болеющим за державу. В шоу «12» - непознанным офицером, олицетворяющим абсолютную истину (Балабановские «Жмурки» и михалковскую роль пахана эпохи беспредела мы опускаем по причине явной юмористичности персонажа).

Хочу заметить со всей категоричностью, что, с моей точки зрения, носителей абсолютной истины не существует, хотя бы потому, что не существует самой абсолютной истины. Так решил создатель, что люди рождаются разными - по физической силе, по интеллекту, по цвету кожи и по половому вероисповеданию. А значит, истина – это результат взаимодействия векторов самых разных воздействий. Кто-то к этому вектору прикладывает интеллект, а кто-то силу. Но ни один человек не может сказать: «Я – истина» (один сказал, и то ни хера не получилось).

Михалков, что в своей общественно-политической, что в кинематографической деятельности старается изобразить пупа земли абсолютной догмы без всякой возможности отыгрыша для потенциальных оппонентов. На то у Никиты Сергеевича есть одно и очень существенное основание. Этот господин очень талантлив. К потомку тейпа Михалковых нельзя применить определение: «да кто его знает, о чем он моргает». И поэтому любая идея, которую хочет выразить сын автора сталинского гимна и Дяди Степы в придачу, реализуется стильно, эффектно и впечатлибельно. Эффект ударной волны, производимый любыми действиями НСМ, настолько ярок, что поневоле не хочется даже пытаться возразить: «Маэстро, да Вы передергиваете». А все же придется.

Ни разу за все время разрастания и срастания чеченской бойни кремлевские пиарщики не объявляли (и не могли объявить по причине абсолютной невозможности сюжета) об усыновлении российским офицером чеченского ребенка. Ни один чеченец (ну разве что под пытками тонтон-макутов новоявленного ичкерийского султана) не подтвердит возможность дружбы между российским оккупантом (так они нас называли во время антитеррористической операции) и аборигенским декханином. Ни в одном суде присяжных отобранные заседатели в совещательной комнате не рассматривают доказательства, ранее изученные в судебном заседании (не положено, здесь Вам не Калифорния). Работники специальных служб также не допускаются к конфессии присяжных заседателей.

Таким образом, фильм «12», в котором все описанные невозможности имеют место быть, со всей неизбежностью расслаивается на два эквивалента, а именно… В спортивном зале (здравствуй, Беслан, ушедшие на смерть приветствуют тебя) происходит заседание коллегии присяжных заседателей по делу, связанному с убийством чеченским подростком своего приемного отца, российского офицера. В этой связи объявить его виновным, как нечего делать, особенно учитывая тот факт, что все доказательства убедительны, а свидетели однозначно утверждают о факте и мотивах. Тем не менее, один из присяжных заседателей решает докопаться до истины и переиграть очевидный результат слушаний. Вот здесь как раз и начинается настоящее кино, ради которого стоит посмотреть предъявленный римейк.

Как известно, русский человек ни думать, ни голосовать оппонентно не любит. Эта ситуёвина известна со времен партсобраний, в процессе которых вся представленная массовка голосовала коллегиально и споро, лишь бы поспеть на вечерний футбол. И вдруг после напутственной речи судьи один присяжный заседатель в секретной комнате объявляет, что не готов отправлять к пожизненному заключению пятнадцатилетнего подростка. (Еще один Михалковский ляп. В соответствии с Уголовным Кодексом РФ пожизненное лишение свободы не назначается лицам, совершившим преступления в возрасте до восемнадцати лет). И после этого аффектного заявления каждый присутствующий заседатель рассказывает свою жизненную историю, мотивирующую тот или иной подход к возможному осуждению юноши. И в этих монологах, приводящих зрителя в состояние шока и трепета, раскрываются практически все нюансы так называемого русского характера.

Олигарх-телемэн (явная карикатура на клан Лесневских, зачинателей последнего вменяемого канала Рен-ТВ), кладбищенский директор, шофер-бомбила, доктор-хирург, научный работник, и прочие прототипы стереотипов будут обосновывать свое мнение об обоснованности обвинительного приговора. А главный кукловод в роли Никиты Михалкова станет препарировать их монологи, уподобившись интерпретатору катехизиса и руководствуясь одной задумкой – обосновать полную неготовность всех кругов российского общества самостоятельно решать свою судьбу.

Еще в инквизиторские времена дознаватели с большим подозрением относились к лицам, обладающим талантами, отличными от среднестатистических. Предположительно, к некоторым деятелям клана Михалковых во времена оны обязательно применили бы испанские сапоги, поскольку в те времена продажа гениальных способностей потусторонним силам очень не поощрялась.

В современные вехи времен носителей суверенного гения не пытают. Им, как и прочим, дают высказаться. В результате высказывания получается дилемма. Анализ существования современного общества вступает в полное противоречие с рецептами его излечения. В результате двухчасового заседания каждый из присяжных, на основании собственных переживаний и собранных доказательств приходит к пониманию абсолютной невинности потенциального преступника, но ни один из них (о, за исключением героя Никиты Михалкова, естественно) не готов взять на себя ответственность за его дальнейшую судьбу.

Так и хочется спросить Никиту Сергеевича, своим мастерством убеждающего всех кинозрителей в том, что весь русский народ – стадо, не готовое к демократии: а что, разве не те, кого Вы так любите, изничтожали наиболее ответственных лиц, готовых взять на себя обсуждение и осуждение насущных проблем? А разве не Ваш любимый президент ввел фактическую цензуру на телевизионных каналах? А разве не те, кого ВЫ так превозносите, снова заседают на руководящих постах, но защищают не российское население, а собственный карман?

Много еще вопросов хочется задать Никите Сергеевичу, отождествляющему российское общество с воробьем, стремящимся вылететь на мороз. Но ни на один из этих вопросов талантливый председатель СК РФ, боюсь, не ответит. Потому что свой талант «шагающего по Москве» он давно променял на роль проповедника державной идеологии. И если, забывая про эту проповедь, он дает возможность раскрыться талантливейшим актерам в их монологах, то, расставляя точки над «и», он абсолютно невнятен в своих приоритетах. И «кастрированный» представитель демократического движения, и председательствующий в суде, взявший на себя роль гуру, абсолютно невнятны в своих предпочтениях. Но если либералов и собственников весьма не бедный Никита Сергеевич не может на дух переносить в силу исповедуемых взглядов, то его собственная ипостась в роли всезнайки-художника-спецслужбиста кажется именно тем, по поводу чего кричат «не верю». Однако это уже тема не кинообозревателя, а психотерапевта.

Фильм «12» подлежит обязательному просмотру по нескольким причинам. Во-первых, в нем весьма талантливо изображен срез различных представителей российского общества, со всеми их комплексами и фобиями. Во-вторых, в проекте совершенно четко предъявлены как истоки российского национализма, так и мотивации, по которым его развитие абсолютно бессмысленно и бесперспективно. В третьих, зритель может воочию узреть аргументы, исходя из которых российская власть считает его дитем малым, недостойным соучастия в управлении не то что страной, а даже завалящей зверофермой.

А соглашаться с этими доводами или нет, это уж дело Ваше. Думайте сами, решайте сами…

А для Никиты Сергеевича у обозревателя «Киноафиши» есть цитата из весьма достойного и проходимого в школе произведения. «Лучше умереть стоя, чем жить на коленях». Имеющий уши да услышит.
Для глаз и ушей: Супер
Для ума: Сильно
Для сердца: Трогает
Игорь Михайлов
Оценка: 0 / 9 (None)
20.09.2007
Перейти на страницу фильма
Комментарии:Добавить
Нет
Новый комментарий:

Уведомлять об ответах на комментарий
E-Mail